«При Лукашенко стали жить отлично»: история двух полесских антиподов

21:13 16 июля 2020 7 923
ОБСУДИТЬ
Речь в материале пойдет о двух одинакового возраста людях, отдавших большую часть жизни своей стране. И ничего бы в этих личностях особенного не было, они не одни такие, но в душу запало то, что разница между двумя 74-летними людьми уж очень контрастна.

Конечно, каждый из персонажей, в силу своего характера и целей делал свой выбор самостоятельно. А почему судьба к одним бывает благосклонна, а иных оставляет «за бортом», – неизвестно.

Не будем закапываться в философские догматы. Просто вкратце опишем нынешний быт и жизнь двух земляков одной полесской деревни.

Из передовиков – в дом с отключенным электричеством

Мужской персонаж, герой нашего материала, Александр Николаевич, в передовиках ходил более 20 лет. На комбайнах, тракторах в родном колхозе был, с его слов, инженером «от пыли до газу». Жизнь вел, как многие земляки в увядающей деревне: днем сеял, жал, пахал, как конь, вечером у соседа в палисаднике под 100 грамм и гармошечку «расслаблялся».

Дети выросли. Выпорхнули и рады были забыть скучный уголок, к которому нет пока еще асфальтных дорог, качественного интернета, нет водопровода.

Забыли они и про свой стыд – своего спившегося отца. Он говорит, что на них не обижается, что сам такую участь заслужил. И живет как сам того заслуживает.

Тяжело трудилась на родине – но отдыхает в Голландии

Второй персонаж противоположного пола. Женщина 74 лет, жившая в этих же краях, по соседству с Александром Николаевичем. Труженица, работавшая на тяжелом производстве, однажды не выдержавшая реалий своего существования и осмелившаяся в пожилом возрасте оставить свою любимую родину, переехать в другую страну.

С мужчиной Татьяна познакомилась по интернету. Просто, в один день решила поставить точку над прошлой жизнью. Переезд в Голландию не занял много времени. Жених сам позаботился о документах, страховках и прочих иммиграционных документах. Ехала «вникуда», и еще пока не верила, что такое бывает.

А поселившись с новым мужем на чужбине, долгое время не могла отряхнуться от мысли, что не надо ни о чем заботиться, ибо до этой поры она была няней для бывшего мужа, «конём» на производстве, аграрием на 20 сотках, врачом и ветеринаром для всей семьи и домашней живности. Отоспаться и привести себя в порядок, было желанием из области фантастики. Самое главное – ни на что не хватало денег. А быть всю жизнь золушкой на темном подворье, так не хотелось.

Жизнь на Родине Ван Гога и гусей, вселила в Татьяну новое чувство, доселе не известное ей. Страна, в которую ее привез «молодожен», стала проявлять по отношению к ней, пожилой женщине-эмигрантке, заботу. Это выражалось во всем и постепенно перестало и удивлять нашу героиню.

Прожили они с супругом добрых 10 лет. А потом его не стало. Заскучала наша героиня в одиночестве. Дети и внуки тоже уже выросли и разлетелись. Стала в гости зазывать давних подруг из Синеоокой, чтоб погостили у нее, отпуск провели.

Так оказались мы у Татьяны на побывке, еще совсем недавно, до ситуации с вирусом, охватившим весь мир.

После смерти мужа, органы опеки назначили женщине, помимо собственной пенсии, пенсию супруга, либо ее какую-то долю. Мы не углублялись в расспросы о финансах. Дом, в котором жили супруги был оформлен на бывших детей и не до конца проплачен, так, что голландские власти выделили Татьяне дом социального типа.

Как живут пенсионеры в Нидерландах

Мы приехали погостить именно туда, в этот «мультифункциональный комплекс для людей 60+» – именно так называется дом, в котором расположена квартира Татьяны.

Это ни в коем случае не дом престарелых. Это просто вид поселения, очень популярный в Голландии.

Татьянина квартира на втором этаже этой небольшой высотки, расположенная над красивой площадью и просторами судоходной реки, каких в Голландии сотни. Остановка водного трамвая под окном. Большие панорамные окна зальной комнаты наружу. Другие комнаты смотрят внутрь крытого двора.

Настолько необычно, что дом выполнен в форме огромного корабля со стеклянной оранжерейной крышей. Т.е внутренняя часть двора, — это небольшой дендро-парк с экзотическими рыбами в прудах, со стадионом для игры в пентак (тяжелые шары на песке) или для группового фитнеса.

Там же эдакие «пионерские» комнаты для групповых увлечений по интересам: музыка, рисование, всевозможные настольные игры от шахмат до монополий. В этом же пространстве небольшой буфет, где можно отпраздновать день рождения соседей с чаем либо шампанским.

Медицинский пункт, и само собой – отапливаемый гараж для хранения парка велосипедов. Их обычно у голландцев не менее двух на душу, так, как теперь модно иметь еще и дорогие велосипеды с аккумуляторами.

Есть в этом доме и широкие удобные подвалы. Чтоб было веселее, там также, как и у нас, некоторые голландские хозяйки хранят собственные закатки, например варенья.

После экскурсии и знакомства с коллективом друзей-соседей, Татьяна пригласила нас на обед в ресторан, где выдала по нашим меркам на двух нас и себя с внуком целую по белорусским меркам минимальную зарплату или пенсию, сообщив нам, чтоб мы не переживали, что она в силах это сейчас себе позволить.

Также женщина на протяжении нескольких дней покупала нам суточные проездные билеты, оплачивала входы в музеи и не позволяла нам совершать покупки «за свои». Мы протестовали, но белоруска поясняла, что очень радуется, что может на некоторое время стать меценатом и «подарить от сердца кусочек Голландии» своим землякам.

Днем мы наслаждались видами мельниц, катанием на теплоходах и походами в музеи. Вечерами общались с коренным населением, познавая неведомые обычаи этих голубоглазых высоких, словно Гулливеры пожилых людей.

Нам импонировало, что Татьяна вышивает и дарит, либо продает свои изделия в ближайших лавочках. До какой-то определенной суммы не надо платить налоги и можно заниматься любимым делом, получая при этом дополнительный доход.

Нас удивило, что Татьяна не пропускает ни одного фильма, который показывают в кинотеатре. Оказалось, что четверг, утренние часы – привилегия людей, кому за 60. Они платят небольшой годовой абонемент и получают доступ во все кинотеатры своей провинции. Регистрация места происходит электронным способом. На заявленном месте обычно лежит подарок: сумка с водой и кремами, либо шоколадками, фликерами, прочими приятными безделушками от какой-нибудь компании.

Удивило и назойливое принудительно медицинское обслуживание. Складывалось впечатление, что государству есть дело до каждого недомогания своего гражданина.

Больше всего запомнилось, что в комплекс по утрам приезжают молодые тренеры-волонтеры. Один день желающие жильцы занимаются йогой, другой пилатесом, в третий день – атлетика и игры.

Общее увлечение – шахматы, минигольф, разведение диковинных растений и шумные до вечера посиделки.

На выходные соседи кучкуются и разъезжаются в загородные имения. У некоторых из постояльцев есть «дачи» – имения на морском берегу в Бельгии или провинциях Нидерландов.

Честно признаться, мы, находясь в гостях всего неделю и даже устали от постоянной движухи. Мало толкались на кухне, постоянно путешествовали, общались, знакомились с людьми и достопримечательностями, чем-то увлекательным занимались.

Например, мы узнали, что замужем за главным редактором Ротердамского издания еще одна наша соотечественница преклонных лет с Брестчины.

Чтобы не вызывать эмоций, не будем описывать её голландское трёхэтажное жилище с двумя ванными комнатами, умной электроникой по всему дому, огромными балконами-террасами и собственным небольшим парковым местом для авто. Об этой женщине мы расскажем, возможно, в следующий раз.

Возвращаясь от добросердечной Татьяны, увешанные сумками с подарками и щедрыми угощениями мы думали: нашим мамам столько же лет, они родились в той же, что и Татьяна стране, жили в подобных условиях, отдавая себя полностью стране и семье.

И что сейчас является самой большой радостью для наши мамы? Чтобы детки, внуки были здоровы, да урожай фитофтора не сожрала – это, естественно, но ничто так не поднимает настроение нашим, пенсионного возраста мамам, да и папам, как мизерная добавка к пенсии, да двусторонняя листовка распродаж и акций в ближайшем супермаркете.

У Татьяны две дочери, уже тоже с семьями живут в Голландии. Одна их женщин медик, другая – капитан большегрузного танкера, водит его по морям, рассказывая, что прошла путь от рядового матроса до капитана смело и теперь обладает навыками парковаться в огромном порту Ротердама, как «свой парень».

Какие строит Татьяна планы? О чем мечтает?

Как и все белорусские женщины, мечтает «поставить на ноги» внуков. Мечтает о том, чтобы внуки хорошо устроили свою жизнь. Рассказывает, что желает, чтобы каждый ее бывший соотечественник-белорусик, мог хотя бы раз в жизни отправится в путешествие и немного посмотреть мир.

В планах – полететь в Германию на концерты певца Димаш, пошить новое крутое платье (Татьяна шьет все вещи сама, потому что любит это занятие),   навестить подругу в Бухаресте, когда снимут все ограничения после пандемии. А ближайшие выходные Татьяна проведет в соседней стране в Бельгии на вилле у соседки по комнате.

О чем мечты Николая Александровича?

О том, чтобы в деревне вновь открылась баня, а участковый не штрафовал за то, что моешься в местной реке.

О том, чтобы включили отрезанное за неуплату электричество.

Планы у мужчины о том, чтобы дожить еще до одной весны.

У него незалеченный перелом шейки бедра и удушающий кашель.

У него также, как и у Татьяны двое детей. Чем они занимаются – не знает. Дочка в Сибири в Красноярске. Сын в Бресте.

Два описанные случая, скорее исключения, чем повсеместная обыденность.

Частные истории двух судеб человека, отличающиеся, как день и ночь.

Данным текстом мы хотим сказать только то, что каждый человек вправе задуматься: может все, что вокруг нас мы сами и заслуживаем?

Герои реальные, их истории документированы и не вымышлены

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

777
26 октября 2020 10:53

«На работе вспышка коронавируса, а начальство заставляет ходить в офис»

Житель Брестской области пожаловался, что его и коллег не отпускают на удалённую работу

1 708
20 октября 2020 13:52

В Брестском государственном техническом университете сменили ректора

Студенты БрГТУ высказали свое несогласие с этим решением

28 223
14 октября 2020 20:07

Как сидится женщинам в Бресте. Письмо из изолятора

Письмо от Елены Гнаук из изолятора временного содержания. Она, как и другие женщины, отбывает арест за акции протеста в Бресте.

10 727
06 октября 2020 21:29

Чем занимаются уволившиеся брестские журналисты

Некоторые журналисты покинули государственные СМИ не только в Минске, но и в Бресте. Так они отреагировали на происходящее в стране.