Криминальный регион: Профессия – контрабандист или разговор с профессионалом

14:07 30 октября 2020 191
ОБСУДИТЬ
Приграничный Брест во все времена пользовался славой столицы контрабандистов. Шаговая доступность границы, постоянный спрос на импортные или отечественные товары позволяют и сегодня ездить на «закупы» в Польшу, прихватив с собой пару блоков «NZ».

С годами сложился даже определенный контрабандистский фольклор. Одну из историй мы расскажем сегодня, что называется, от первого лица. В один из мартовских дней к нам в редакцию заглянул профессиональный контрабандист, назовем его Владимир, который и рассказал о том, что пережил в своей молодости.  Поэтому история будет не вымышленная, а самая что ни на есть реальная.

– В начале 80-х весь СССР знал, что в Бресте можно было купить джинсы, и в день приходило по четыре поезда с шоп-туристами со всего Союза.  Я тогда работал в Брестском бюро  путешествий и экскурсий руководителем туристических групп и столкнулся с тем, что многие люди приезжают с целью приобрести импортные товары. При тех зарплатах, которые были у нас, можно было лишь кое-как сводить концы с концами. Чтобы нормально одеваться и уж тем более приобретать бытовую технику, нужно было копить годами. Я узнал у знакомых, где что берется, и начал заниматься фарцовкой.

Товары в Брест привозили польские машинисты. Товарняки с той стороны границы прибывали каждые сорок минут. Тепловозы с контрабандой, как правило, встречали ночью.  Диспетчерам давали взятку, чтобы они отводили поезда в определенное заранее место, они отъезжали в тупики и «разгружались».

Некоторое время ушло на притирку, затем  уже все знали меня в лицо, не боялись и доверяли. Потом даже стали дружить, что называется, семьями. К нам везли джинсы, различный ширпотреб. Назад увозили водку и шампанское. Не раз приходилось помогать польским машинистам закупать для них партии алкоголя, а затем закручивать стенки вагонов, под обшивкой которых и хранился этот товар.

Под тайники путейцы нередко переоборудовали агрегаты локомотивов.  Так, к примеру, специальные емкости, в которых должно быть горячее машинное масло, переоснащали и делали в них тайники.  Это была первая волна…

В то же самое время в Бресте по контракту работали вьетнамцы. В 1981 году между Вьетнамом и СССР было подписано соглашение «О направлении и приёме вьетнамских граждан на профессиональное обучение на предприятия и организации СССР», которое определило все отношения между вьетнамскими работниками и предприятиями, куда они направлялись.

Численность вьетнамцев, трудившихся в СССР, в разные годы составляла от 100 до 120 тыс. человек. – («ПР»).  Они на некоторое время стали основными потребителями контрабандного товара.

Жили они в малосемейках на улице Высокой. Товар из-за бугра покупали оптом в любом количестве. Я даже не успевал тогда.

Поляки спрашивали:

«Когда ты спишь? Когда тебе ни позвонишь, днем и ночью, в любую смену, ты берешь товар».

Все дело в том, что вьетнамцы были очень предприимчивыми спекулянтами. Мне рассказывали знакомые ребята, работавшие тогда на Севере, что в глухие сибирские деревни заходят коммивояжёры-вьетнамцы в шапках-ушанках и предлагают купить у них контрабандные часы (речь идет об электронных часах «Монтана», чрезвычайно модных «гаджетах»  с полифоническими мелодиями). В день они порой забирали по пять тысяч штук.

К слову, все строилось тогда на доверии. И мне доверяли беспрекословно. За это и уважали. Я ни разу не подвел своих партнеров. Были случаи, когда надо было взять партию товара без денег, и поляки мне отдавали его под честное слово. Позже всегда рассчитывался, и они никогда не пересчитывали деньги, доверяли. У двух машинистов даже были ключи от моей квартиры, и они в любой момент могли зайти и спрятать товар. Не секрет, что порой милиция проводила операции и обыски у моих знакомых – коллег по цеху. Пришлось сделать в стене потайную нишу, там и прятали контрабанду.

Была и еще одна востребованная «продукция» – антиквариат. Им занимались знакомые коммерсанты из Прибалтики, а я переправлял, порой даже сопровождал аж до Западного Берлина. Дошло до того, что они умудрились каким-то образом изготовить мне настоящий, не липовый, дипломатический паспорт.  Я мог ехать через Козловичи на своей личной машине, как сейчас говорят, по «зеленому каналу».

Никто, конечно, в нашем бизнесе не был застрахован от провала, так и мне пришлось ответить перед законом за нелегальную деятельность. В 1985 году меня взяли в разработку оперативники. Они организовали «контрольную закупку», по своей сути, подставу. Завербовали инженера из Волгодонска, который заказал у меня партию часов. Когда шел расчет за товар, меня и задержали. Получил по суду полтора года поселения, отбывал наказание в Горках. Вышел в 1987-м и вновь окунулся в прежнюю атмосферу.

Когда развалился СССР, сразу же активно развернулась торговля цветными и редкими металлами. Со всего Союза к нам привозили партии меди, никеля, кобальта. Пользуясь своими связями, я начал организовывать переправку этих грузов по ту сторону границы. К примеру, никель стоил на скупке 2 доллара за кг, а поляки давали за него уже 4. Это был временный  бизнес ввиду сложности самого процесса переправы через границу крупных партий. Были и отдельные удачные сделки. Однажды под видом транспортировки фуража провезли в двойном полу грузовика несколько тонн прессованного никеля.

Когда товарные потоки стали редеть, появился новый вид нашего приграничного бизнеса, — организация нелегальной миграции. И основными клиентами выступили те же самые вьетнамцы, с которыми мне уже приходилось иметь дело. Тут уже дело пошло, как в шпионских романах.

За каждого переправленного нелегала посредники платили по несколько сотен долларов, и за партию в 7-8 человек (обычно были такие группы) выходила кругленькая сумма, позволявшая год жить безбедно.

Моя задача была в том, чтобы найти слабые места в охране границы. Высчитать место и время, определить способы, которыми можно было пройти через КСП и миновать систему. На той стороне тем же занимались польские посредники, чтобы обеспечить очень быстрый и безопасный прорыв.

Пришлось организовать разведку, слежку за пограничниками. Выезжал в погранзону и днем, и ночью и наблюдал часами, как проходит пограннаряд. Изучал местность по картам, был бинокль, прибор ночного видения, что позволяло держаться на приличном расстоянии. И таким образом вычислял нужное время и маршрут.

Был определен район возле «Песчатки»,  где Буг не такой широкий и бурный. Использовали обычные надувные лодки для переправы, причем надували их, как правило, на ходу, перед самой водной преградой. Группу сопровождали обычно двое вьетнамцев: один шел проводником, второй контролировал ситуацию и при удачном проходе сразу рассчитывался. Так переправили первую группу, и процесс пошел.

Первое время копали подкопы под систему. Затем стали использовать  специально сконструированную мной лестницу. Она была высотой 240 см и чем-то напоминала стремянку, но наверху укладывалась платформа из ДСП, по которой переправлялись нелегалы».

 

Нелегальная миграция 80-90-х, как это было

Один знакомый, служивший в погранвойсках, как-то поведал реальную историю:

– В начале 90-х на «Варшавском мосту» офицер погранвойск взял на себя ответственность досмотреть автомобиль иностранного дипломата. Была оперативная информация, что он везет нелегальных мигрантов через границу, пользуясь своей статусной неприкосновенностью. По тем временам в случае неудачи операции офицеру грозило не шуточное взыскание, да и со службой пришлось бы расстаться. Но, он все же рискнул.

Дипломат явно нервничал во время досмотра, не хотел открывать багажник. Выявить «живой груз» помог стакан воды, поставленный на капот. Вода дрожала и волновалась, указывая на наличие движения в недрах авто. Кроме того, были обнаружены следы конденсата от пара, который красноречиво  подтверждал – кто-то дышит. Вскоре багажник был взломан и оттуда извлечены в позе «полена» несколько вьетнамских граждан…

Наш собеседник, Владимир, на такие рискованные фокусы с дипнеприкосновенностью расчитывать не мог. Его работа строилась на ювелирном расчете и невероятном чутье. Профессиональная интуиция контрабандиста помогала Владимиру неоднократно избежать слежки со стороны КГБ и «особистов» Погранкомитета.

– В один из своих разведвыходов, смотрю, стоят «жигули», а в них пара молодая, рассказывает мой собеседник,-  Все бы понятно, дело молодое, но стоят в чистом поле, хотя рядом лесная опушка. Так и догадался – хвост, выбрали позицию, откуда лучше просматривается местность.

Самый экстремальный эпизод произошел уже в самом начале 90-х.  Пришел заказ на сопровождение отправки группы из 8 вьетнамских перебежчиков. Я, как  обычно отследил обстановку, определил время и место рядом с погранпереходом «Песчатка».

Ночь выдалась облачная, глухая. Видимость то, что надо для нашей операции. Группа прибыла в назначенное место. Подготовили лестницы и лодки и пошли к КСП. Когда начали «штурмовать» защиту неожиданно врубился мощный армейский прожектор. Я такое только в кино видел, когда фашисты свои позиции охраняли. Свет, как днем – мы, как на ладони…

Со всеми чемоданами и надутыми уже лодками бросились к Бугу. С нашей стороны пограничники с собаками уже развернулись в цепь и начали прочесывать местность. Но дал Бог ноги, и мы успели к воде и считанные минуты со страху переправились на польскую сторону, завернули специально в прибрежный хмызняк. Лодки утопили и пошли пробираться  «зеленкой» к точке встречи с польскими проводниками.

Как только стал виден горизонт, обнаружили, что машины, на которых нас встречали, заблокированы польскими стражами граничными. На этой стороне наряды тоже подняли в ружье, и они начали поиск нелегалов, но на наше счастье замешкались с нашими встречающими.

Повезло, что совсем рядом нашелся обводной мелиоративный канал. Как какие-то диверсанты мы бесшумно по пояс в грязи пошли по нему. Кстати, служебные собаки польских погранцов нас все же учуяли. Но кинологи держали их на коротком поводке, слишком много было людей и это нас также спасло.

По каналу, затем лесом, вышли к трассе на Бяла-Подляску. Шли скрытно все 30 километров. Прятались от любого шума, и света фар проезжавших машин. В Бяле, нашел нужных людей, передал им группу и получил отметки в паспорт (тогда еще не было виз-ред.) о том, что пересекал границу вчера и официально.

Так вот случай или проведение спасли на некоторое время. Вскоре правда моя цепочка все же замкнулась.

После засады, нужно было искать выходы на самих пограничников, попытаться подкупить их брата. И такой случай представился. Один майор вызвался принять участие в очередной переправе. Но как очень скоро выяснилось, «казачок» оказался засланным. Меня взяли с поличным и осудили за организацию нелегальной миграции.

 

 

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

31
29 ноября 2020 22:09

По следу ладони в Брестской области раскрыли угон автомобиля

История произошла в рабочем поселке Речица в Столинском районе

282
25 ноября 2020 21:45

Криминальный регион: 23 кражи в 9 городах трёх областей и всего за 90 дней

Кражи по-прежнему занимают 80 процентов в доле всей преступности. Их в последние годы все реже совершают рецидивисты, и все чаще за черту закона преступают молодые люди, которые хотят легко и быстро обогатиться.

336
25 ноября 2020 18:56

Водитель из Бреста успел вывезти «налево» 114 тонн песчаного грунта

Теперь мужчине грозит до пяти лет лишения свободы

129
24 ноября 2020 18:19

Бывший сотрудник военкомата в Барановичах осужден за мошенничество

Ему также было предъявлено обвинение в подстрекательстве к даче взятки