Старые привычки и новый характер: как изменилась жизнь белоруса после пересадки сердца

20:19 24 ноября 2020 814
ОБСУДИТЬ
Игорь Беззапонный из Мальковичей - один из 320 жителей Беларуси, которые живут с донорским сердцем. Меняется ли человек после пересадки чужого органа и на какую помощь может рассчитывать от государства.

Каждый год в мире врачи выполняют около 8 тысяч пересадок сердца. Беларусь – лидер по трансплантации органов на постсоветском пространстве (по числу пересадок на миллион населения). Если в России средний срок ожидания донорского сердца составляет 2,9 лет, то герой этого материала ждал своё новое сердце около двух недель.

– Двенадцать лет назад я попал в Ганцевичскую больницу с диагнозом «мерцательная аритмия»*, – 51-летний Игорь Беззапонный рассказывает свою историю болезни на кухне под посвистывание чайника. На стене висят деревянные черпаки и скалки – его работа. Собственно у станка в мастерской мы его и застали, когда приехали на интервью.

Кухонная утварь, сделанная в мастерской Игоря. Фото: Александр Позняк

– Начало покалывать сердце, – продолжает Игорь. – Я тогда даже не понял, что со здоровьем что-то не в порядке. Вдобавок ещё переболел гриппом, который перенёс на ногах. В результате получил осложнение на сердце.

До трансплантации Игорь работал инженером в колхозе, иногда были «шабашки» в России. И всегда – большое подсобное хозяйство. Свиньи, обычные и вьетнамские. Выращивает на мясо, сам и режет. С детства отец его научил, а он своего сына.

– Как-то мне стало очень плохо. Приехала скорая помощь. Мне сделали укол, а потом медики сказали: «Поехали». Я отвечаю: «Куда? Никуда я с вами не поеду. У меня всё нормально»…

Так я попал впервые в реанимацию. Потом было обследование в Бресте и в Минске. Когда три года назад лежал в Республиканском научно-практическом центре «Кардиология» на Фабрициуса в Минске, мне сказали, что будет сделана трансплантация сердца. Врач спросила меня: «Готов ли я?» Это было как обухом по голове! Я спросил в ответ: «Есть ли у меня выбор?» Мне сказали, что нет, так как нужно было выбирать жизнь или смерть.

От большого хозяйства после операции Игорь не отказался. Фото: Александр Позняк

Нашли донора за две недели

– Десять дней я пролежал на обследовании в центре на Фабрициуса. Это был конец октября 2017 года. Ровно три года назад. Затем отпустили домой. Приехал в Мальковичи накануне дня рождения жены Татьяны. Пару дней побыл дома. А за день до дня рождения мне позвонили, чтобы срочно приехал на операцию по трансплантации.

Четвёртого ноября 2017 года, в день рождения жены, мне сделали операцию. 14 часов я провёл под глубоким наркозом и проснулся другим.

Про человека, чье сердце ему пересадили, Игорь ничего не знает, кроме возраста – 42 года. Ни фамилии, ни места проживания, ни обстоятельств смерти. Говорит, и никаких особых ощущений у него от смены сердца нет: «Мозг то у меня свой остался!»

— Живу как со своим. Никаких изменений. Могу работать. Нагружаюсь, конечно, не сильно. Но могу что-то делать дома. Сидеть и толстеть не хочется. В день надо про-гулки делать по 3 километра и на велосипеде крутить педали. Я стараюсь двигаться. Когда приехал из больницы, пока не зажило всё, в основном лежал на боку. Из-за этого растолстел. До операции был 76 килограмм. Потом резко набрал за 90. Не могу никак сейчас сбросить. После больницы всё время хотелось кушать. Жена говорила, что кровать надо на кухне вплотную возле холодильника ставить, чтобы сразу еду доставать.

Таблетки и курение

На самом деле лишние килограммы совсем не видны. Да и сидеть и толстеть вряд ли получится с таким подсобным хозяйством, которое по-прежнему во многом на главе семейства.

— Два фактора появилось в жизни после операции — излишний вес и раздражительность. Татьяна обижалась на последнее, но я заметил за собой, стал меняться, уходить в другую комнату в острых ситуациях, сдерживаться…

После пересадки сердца у Игоря появилась раздражительность.. Тогда он старается уходить в другую комнату. Фото: Александр Позняк

Естественно, перемены в жизни на этом не ограничиваются. Запрет на алкоголь («никогда особо не увлекался»), запрет на курение (но от этой привычки отказаться не может), и каждое утро начинается с таблеток, без которых начнётся отторжение чужого органа. В Беларуси всего лишь одна специализированная аптека в Минске, которая продаёт такие лекарства. «Сердечникам» их выдают бесплатно. «Если бы я жил в России, я бы умер, поверьте, мне есть с чем сравнивать. Я доволен всем», – добавляет Игорь.

У Беззапонного вторая группа инвалидности. Пенсия 265 рублей. Находит подработки.

– Я работаю всю жизнь. Поэтому у меня есть дом и небольшой достаток. А если бы я водку пил под магазином, что бы было? В этом году у меня будет медико-реабилитационная экспертная комиссия (МРЭК). Может, пересмотрят моё дело и дадут хотя бы вторую рабочую группу. Глядишь, и официально куда-то работать пойду.

Крым, мастерская, дом сыну

Максимальный срок жизни пациента после трансплантации сердца – 33 года. В среднем же этот срок в два раза меньше.

– Я уже не слишком молод, но ещё и не сильно стар. Планирую прожить до 70 лет. Какие цели на оставшуюся жизнь? Хотим с Татьяной помочь приобрести сыну дом. Хотелось бы ещё раз попасть в Крым на море, где когда-то познакомились с женой. Я бы там прошёлся по знакомым местам. Доделать мастерскую, где стоят станки.

Бывает у меня и состояние апатии. Тогда полдня лежу в постели. Но лежать и просто смотреть в телевизор — толка мало. «Что потопаешь, то полопаешь» — говорит народная мудрость. В этой жизни самое главное — не опускать руки. Просто надо жить и находить в жизни моменты для радости и время для творчества. А ещё не потерять любви, которой и так мало среди забот и суеты будней.

Мастерская, которую Игорь хочет доделать. Фото: Александр Позняк

* Мерцательная аритмия – один из видов нарушения сердечного ритма, при котором сердечные отделы перестают сокращаться синхронно. При таком диагнозе каждое из мышечных волокон сокращается без последовательности, что приводит к снижению насосной функции сердца.

Кстати

В Беларуси законодательно закреплена презумпция согласия на изъятие органов после смерти

Первая операция по трансплантации сердца в Беларуси была проведена в ночь с 11 на 12 февраля 2009 года под руководством Юрия Островского. За 10 лет проведено более 320 операций по трансплантации сердца. Ежегодно выполняется примерно 43-45 пересадок. Как отметил директор РНПЦ «Кардиология» Александр Мрочек, чтобы совершить значительный рывок в развитии трансплантологии, в Беларуси в свое время была проведена большая организационная работа. Создавалось соответствующее законодательство, в частности, была закреплена презумпция согласия на изъятие органов после смерти. Значительная работа была проведена и по обучению персонала. Переподготовку прошли все — не только хирурги, трансплантологи, но и специалисты, занимающиеся реабилитацией пациента в послеоперационном периоде. Появились особые лекарственные препараты, технические устройства, которые заменяют сердце на этапе, пока человек ждет орган от донора. В Минске встречаются ведущие кардиохирурги Беларуси и специалисты из разных стран мира, чтобы обсудить последние достижения в сфере транспланталогии.


Мировой лидер по трансплантации органов – Испания. В 2018 году там выполнили 5321 трансплантацию: 3313 пересадок почки, 1230 – печени, 321 – сердца, 369 – легких, 82 – поджелудочной железы и 6 – кишечника.


В 2017 году в возрасте 101 год скончался долларовый миллиардер Дэвид Рокфеллер, который, по сообщениям СМИ, перенёс семь или даже восемь пересадок сердца.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

49
22 января 2021 18:41

«Жизнь превратилась в руины» – брестчанка поделилась историей о своей зависимости

Специалисты смогли помочь женщине справиться алкогольной зависимостью

404
21 января 2021 20:10

Ганцевчанин о призыве отчисленного сына: «У меня украли ребёнка»

Парня отправили в транспортные войска из-за подозрений в участии в акции протеста

714
20 января 2021 18:04

«Ребёнок один в чужой стране без денег и документов»

Житель Кобрина вышел на след пропавшего сына в России

2 149
19 января 2021 20:39

Исповедь в слезах: как я с детьми убегала из любимой страны

Белоруска, которая в сентябре уехала в Польшу без документов и вещей, рассказала, что ей пришлось пережить за прошедшие четыре месяца