Военнослужащие в суде по «делу Шутова» в Бресте требуют сделать процесс закрытым

16:18 17 февраля 2021 1 673
ОБСУДИТЬ
Военнослужащие Гаврилов и Голицын на второй день процесса выступили с ходатайством, чтобы процесс был закрытым.

Они утверждают, что обеспокоены собственной безопасностью, пишет «Радыё Свабода».

Суд по делу Александра Кордюкова и Геннадия Шутова начался в Бресте во вторник. В качестве потерпевших на нем присутствуют военнослужащие марьиногорского спецназа (воинская часть № 89417) Роман Гаврилов и Арсений Голицын.

На процессе были озвучены их имена и место несения службы. Стало известно, что именно Роман Гаврилов выстрелил в Геннадия Шутова и убил его.

Закрыть процесс пострадавшие пытались еще до начала слушаний. Они подходили к секретарю и требовали пускать в зал не всех людей. В результате их просьба не была удовлетворена, в зал попали журналисты и родные, друзья обвиняемых Шутова и Кордюкова.

«Хочу заявить ходатайство о ведении закрытого судебного заседания в связи с необходимостью обеспечения безопасности потерпевших, — заявил Арсений Голицын сразу в начале заседания. — Нам поступают угрозы на мобильные телефоны с неизвестных номеров. «Как живется твоим родителям, как им спится? Хорошо? Тебя найдут, мы тебя прикончим», — процитировал Голицын сообщения со своего телефона.

Он также сообщил, что угрозы начали приходить ему сразу после завершения первого дня заседания. Потерпевший, Роман Гаврилов, также рассказал об угрозах в свой адрес и попросил, чтобы суд был закрытым.

Ходатайство потерпевших поддержал прокурор Геннадий Бурый, против выступил обвиняемый Кордюков и дочь обвиняемого Геннадия Шутова Анастасия. Судья Светлана Кременевская после короткого совещания в ходатайстве отказала, суд продолжается в открытом режиме.

Голицын и Гаврилов в суде 16 февраля. Фото Белсат

Шутов и Кордюков были лично знакомы с командиром Гаврилова и Голицына

Первым на второй день суда допрошен командир звена брестского ОМОНа Антон Прокурат. Лично в зал суда не явился, допрос вёлся по аудиосвязи.

Прокурат рассказал, что днем ​​11 августа 2020 года он принял в свое распоряжение военнослужащих Гаврилова и Голицына. Их отправили в город, где они сначала наблюдали за событиями возле улицы Советской, а затем направились на улицу Московскую. Переодетые военнослужащие и сотрудники ОМОНа передвигались по Бресту на троллейбусах.

По словам Прокурата, в тот день все сотрудники ОМОНа и военнослужащие были вооружены огнестрельным оружием и наблюдали за событиями в штатском. При этом Гаврилову и Голицыну приказали смешаться с толпой, они ходили в толпе и хлопали.

Поздно вечером 11 августа Прокурату позвонили на мобильный телефон Гаврилов и Голицын, которые рассказали ему о применении огнестрельного оружия.

После этого на место прибыл сам командир звена ОМОНа. Там он увидел раненого и «скорую помощь».

На суде также выяснилось, что командир звена ОМОНа лично знал Кордюкова и Шутова.

«Мы дальние знакомые с Шутовым и Кордюковым», – сообщил Прокурат на допросе в суде (эти слова вызвали реакцию в зале суда среди родственников обвиняемых: они утверждают, что командир ОМОН и Геннадий Шутов были очень близкими знакомыми и неоднократно отдыхали вместе).

– В последний раз я видел Геннадия Шутова в парке воинов-интернационалистов, когда Светлана Тихановская приехала в Брест. Он был обернут в бело-красно-белый флаг. Он подошел ко мне поговорить”.

Кто отдал приказ использовать вооруженных военных во время акций протеста

Приказ об использовании вооруженных солдат во время акций протеста дал командующий Силами специальных операций Беларуси генерал-майор Вадим Денисенко. Об этом стало известно из показаний свидетеля Лабковича, майора части № 89417 и непосредственного начальника Голицына и Гаврилова. Лабкович также не явился в суд из-за болезни. Его показания оглашены по материалам дела.

Согласно свидетельским показаниям, 11 августа в Бресте под командованием командиров ОМОНа находились около 20 военных спецназовцев. Они были разделены на группы по 5-6 человек и действовали в городе в штатском. Все были с огнестрельным оружием, переговоры между ними и командирами велись по мобильным телефонам, использование специальной связи было запрещено.

Перед судом по делу Кордюкова-Шутова. Брест, 16 февраля 2021

Лабкович лично забрал пистолеты Макарова у Гаврилова и Голицына после инцидента с Кордюковым и Шутовым.

По его показаниям, в обоймах отсутствовали по 2 патрона. По словам Лабковича, военные спецназовцы находились в Бресте с июня 2020 года. Они участвовали в военных играх.

Генерал-майора Денисенко также пришлось допросить в суде в качестве свидетеля, но он не явился в суд по причине болезни.

Его показания, данные следствию 19 августа 2020 года, были оглашены в суде.

«Могу пояснить, что я подчиняюсь непосредственно министру обороны Республики Беларусь, приказы которого для меня являются обязательными для исполнения», – рассказывал генерал-майор Вадим Денисенко. – Действительно подтверждаю, что именно в тот день (11 августа 2020. – Р.С.) была поставлена ​​задача заместителю командира отряда Лабковичу, чтобы он вместе с другими военнослужащими этого отряда поступил в распоряжение командира ОМОНа УВД Брестского облисполкома, –  говорится в показаниях Денисенко. – Такое решение было принято в связи с обострением ситуации… Решение о вооружении связано с тем, что в то время невозможно было просчитать варианты развития событий».

«Не видел, чтобы обвиняемый ударил потерпевшего металлической трубой»

На второй день суда также был допрошен свидетель Владимир Лесик. Это индивидуальный предприниматель, который вечером 11 августа находился недалеко от места убийства Геннадия Шутова. Он сказал, что косвенно видел конфликт между военными и Кордюковым и Шутовым. Сначала даже подумал, что это компания знакомых.

«Я был возле этого дома, проходил мимо парапета, – рассказал Лесик. – Было либо 22 часа, либо 23. Я прошел мимо двух человек, сидящих на скамейке, прошел дальше, остановился. Я заметил, как еще двое подошли к двум. Затем один из них упал. Я отвернулся и увидел, что тот, кто упал, поднимался, а в его руке был предмет с металлическим блеском. Я не видел, чтобы наносил им какие-то удары. Потом раздались выстрелы, один из людей около скамейки стал убегать. Тот, кто гнался за ним, стрелял вслед”.

По словам свидетеля, он не мог вспомнить, чтобы слышал крики «Стой, я буду стрелять!». Слышал только ругань вооруженных людей. Его слова подтвердили в суде видеозаписи, сделанные другим очевидцем. На них слышны крики: «Ложись! Мордой в пол, урод!» Пострадавший спецназовец Голицын признался, что кричал он.

На процессе началось изучение материалов дела. Прокурор и пострадавшие военнослужащие подали ходатайство об изучении их за закрытыми дверями. Судья ходатайство удовлетворила частично. Закрытой будет только та часть процесса, где будет изучаться «секретный» том материалов дела. Что в нем – неизвестно.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

34
02 марта 2021 19:41

На аккумуляторном заводе около Бреста завершаются пусконаладочные работы

Власти заявляют, что никаких угроз здоровью от этого предприятия нет

124
01 марта 2021 16:20
445
01 марта 2021 09:28

Теперь за акцию протеста можно попасть на 30 суток

1 марта вступили в силу изменения в Кодекс об административных правонарушениях Беларуси - новшества есть и в статье за проведение несанкционированных массовых акций

3 728
27 февраля 2021 11:33

Обозвала “скользкий тип…” За оскорбление милиционера осудили женщину в Берёзе

Милиционер в суде затребовал с одинокой женщины с ребенком денежную компенсацию, потому что ее действия - это подрыв его авторитета