Жительница Пружан рассказала, почему ее семья уехала в Польшу

14:27 06 апреля 2021 1 427
ОБСУДИТЬ
Неделю назад из Беларуси в Польшу уехала семья Гулевичей из Пружан: Павел, Алена и двое их сыновей, 4 и 8 лет.

«Старший ходил в Пружанах в гимназию, учился на «отлично», а теперь ему придется идти в польскую школу, хотя он еще не знает польского», – рассказала Алена Гулевич корреспонденту “Радыё Свабода“.

Молодая женщина работала в Пружанском центре соцобслуживания, но, по ее словам, вынуждена была уволиться из-за политических причин.

«Пережила уже несколько обысков, даже дом моих родителей обыскивали. Пока не арестовывали, но нельзя все время находиться в страхе, что за тобой в любой момент придут», – объясняет свой внезапный отъезд с семьей в Польшу Алена Гулевич.

Женщина смогла уехать в соседнюю страну благодаря гуманитарной визе, которую она получила в польском консульстве.

«Подавала туда все собранные за последнее время документы: жалобы в прокуратуру, копии повесток в милицию, письма из УВД в детский сад и школу. Писала заявление на имя консула, и вот получилось. Но что я буду здесь делать, я пока не знаю. Мы ехали с чувством, что ненадолго, но все могло быть иначе».

“Как выбрали председателем филии БСДП, так началось”

Алена Гулевич – бывшая учительница математики и информатики Зеленевичской средней школы-детского сада Пружанского района. Она гордится тем, что более 9 лет проработала учителем, учила на белорусском языке, а потом с грустью добавляет, что школа сейчас на грани закрытия, а когда-то учеников хватало на 11 классов.

Затем Елена работала учителем физики и математики в Пружанской гимназии, заочно окончила Барановичский университет и получила диплом о втором высшем образовании (сейчас она еще и бухгалтер).

Последним местом работы был центр социальной защиты населения Пружанского района. Вела компьютерный клуб, организовывала различные мероприятия. Работала на полную ставку. Говорит, что это было очень интересно, но когда она вышла с декрета после рождения второго сына, оказалось, что ее ставку разобрали. Пришлось согласиться на 0,25 ставки.

Зато у молодой женщины появились новые общественные обязанности: в конце прошлого года она стала членом Пружанского отделения Белорусской социал-демократической партии (Грамада), а в январе была избрана председателем этой организации. Одновременно вступила в “Таварыства беларускай мовы”. Что подтолкнуло к общественной активности?

Алена Гулевич с председателем брестской областной организации Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Игорем Масловским

Елена говорит, что всегда интересовалась политической и общественной жизнью. Работая в Зеленевичской школе, она была председателем профкома, даже были конфликты с руководством в вопросах защиты членов коллектива. Она гордится тем, что на выборах председателя коллектив голосовал за нее.

Но признается, что настоящая политическая зрелость появилась только в прошлом году, когда в стране началась избирательная кампания.

«Приближались президентские выборы, мы очень активно собирали подписи, а когда Виктора Бабарико не зарегистрировали, люди вышли на площадь. И я была там. Мне и двум моим знакомым удалось сфотографироваться с бело-красно-белыми флагами, как приехала милиция, и эти знакомые были жестоко задержаны и отправлены на 15 суток. А потом добавили еще по 15. Ну вот и началось”.

Елена и единомышленники решили принять участие в наблюдении за выборами. Женщина оформила соответствующие документы в качестве независимого наблюдателя на своем избирательном участке № 3, прошла аккредитацию, но в первый день не попала в график наблюдения.

«Вот тогда я написала свою первую жалобу. Потом другие. У меня появились цифры, были аудио и видео свидетельства нарушений, но председатель избирательной комиссии на них не реагировала. Жаловалась в милицию и прокуратуру, но ответили, что на выборах все прошло хорошо», – вспоминает Алена. Она не верит в официальные результаты выборов.

«Нас на участке было несколько независимых наблюдателей на избирательном участке, и нам удалось отследить всю картину, понять, что и как происходило. А в день голосования мы увидели, сколько людей пришло на избирательный участок с белыми браслетами. И поэтому я лично не могу поверить в официальные цифры в пользу Лукашенко. Председатель на секунду вывесила итоговый протокол и сняла, а больше люди не увидели ничего. Только милицейские машины, которые приехали спасать комиссию», – вспоминает Алена.

Вечером возмущенные вышли на площадь.

«Вечером 9 августа, не дождавшись протоколов, они вышли на городскую площадь. Может, человек 50, но на них столько же милиции и даже автозак пригнали. Люди просто стояли на площади, никаких беспорядков, и уже тогда некоторых забрали», – вспоминает Алена.

«Сидеть дома и молчать»

На следующее утро, 10 августа, Алена и ее муж получили повестки в РОВД на профилактическую беседу. С ними побеседовал замначальника РОВД. Смысл слова «профилактика» Елена передает кратко: «Сказали, чтобы сидели дома и молчали».

Алена говорит, что, возможно, она осталась бы дома, если бы не возмущение жителей Пружан. Ежедневно вечером собирались недовольные граждане. Но не на площади, потому что там дежурила милиция, а на автобусной остановке возле Дворца культуры. Она тоже приходила туда – и 31 августа получила новый вызов в милицию.

«На этот раз со мной разговаривал еще и помощник прокурора. Хотели, чтобы я подписала какие-то бумаги, но я отказалась», – говорит Алена.

В сентябре Алена много сил и времени потратила на попытку встречи с депутатом Палаты представителей от Пружанского района Александром Левчуком. Жители Пружан хотели, чтобы депутат ответил на их критические вопросы о выборах и выразил свою позицию. Но встречи добиться не удалось. Был сентябрь.

Алена узнала, что Александр Левчук встретится с избирателями в селе Сухополь. Женщина записалась на прием и поехалаа на встречу, но вернулась разочарованная.

«Я рассказала ему о нарушениях на нашем участке, привела факты, а он делает вид, что ничего не знает, по его словам все прошло хорошо», – до сих пор возмущается Елена.

«Вовлекают детей в действия, направленные на выражение несогласия»

Пожалуй, следующим самым болезненным ударом для Алены стало давление на семью через детей. Сначала в милицию поступали письма из милиции в районный отдел образования, а оттуда в гимназию и детский сад, которые посещают ее сыновья. Она называет их «местью и шантажом».

«Написали, будто мы с мужем якобы вовлекали детей в действия, направленные на выражение несогласия с нынешней политической системой Республики Беларусь. К письмам была прикреплена моя фотография с детьми под бело-красно-белым зонтиком. Но неясно, где и когда было сделано фото, и ясно, что там нет никакого мероприятия. Значит, я не могу ходить под зонтиком?»

Результатом писем стало то, что осенью к ним приезжали комиссии, уполномоченные из гимназии и детского сада, чтобы проверить условия, в которых живут дети. Елена не согласилась с самим фактом проверок и написала ряд жалоб. Результат ожидаемый.

«В районном отделе образования ответили, что обязаны реагировать на сигналы. И никого не волнует, что это беспочвенно и незаконно», – считает Алена Гулевич.

Через месяц Гулевичи пережили новый визит комиссий гимназии и детского сада.

«Они переписали тот же протокол и снова посоветовали «сидеть тихо и не высовываться», – говорит Алена по итогам явки проверяющих. – Но я сказала, что ничего противозаконного не делала. Если бы я это сделала, меня бы посадили, как моих знакомых. Некоторые из них к тому времени отсидели уже по 3-4 раза».

Обыск у свидетеля

Примерно такими же словами Елена ответила своему непосредственному начальнику по работе, директору центра соцзащиты. Когда на работу пришло письмо из милиции о ее активности, директор также вызвала её на профилактическую беседу. Елена снова заявила, что ничего противозаконного не сделала.

На тот момент в ее доме уже был произведен обыск, якобы в связи с возбуждением дела по факту покраски автобусной остановки в селе Колядичи. Елена не понимала, при чем тут остановка в селе, что в 30 км от Пружан?

«Я был там один раз в жизни, и то в детстве! Поняла только в конце обыска. Мне сказали, что в деле я предполагаемый свидетель. Только чего? И почему, когда я свидетель, меня обыскивают? Но это еще не все: когда закончили, поехали с обыском и к моим родителям», – вспоминает Алена Гулевич.

С коллегами по партии в Пружанах

По словам Алены Гулевич, она написала несколько жалоб в прокуратуру по поводу незаконных обысков. Согласно ответам – «нарушений нет».

Тем временем к местной милиции продключились более серьезные структуры, вспоминает Алена Гулевич.

На следующий день после обыска в квартиру Алены приехали сотрудники ГУБАЗИК из Бреста. Они искали того, кто якобы оклеветал председателя избирательного участка, на котором Алена была наблюдателем. Вновь Алена фигурировала по делу в качестве свидетеля, но само дело восприняла как угрозу.

Почему закончилось терпение?

В феврале Алена получила документ из милиции, что на нее заводилось, но было приостановлено административное дело. Какая, она до сих пор не знает.

Накануне Дня Воли ее задержали и отвезли на профилактическую беседу с руководством Пружанского РОВД. Алена говорит, что задержание стало для нее последней каплей.

«Потому что продержали несколько часов, какие-то действия со мной проводили – забрали мой телефон, обыскали, а документов о том, что меня задержали, никаких не дали. Я была в шоке, впервые шла домой в таком настроении, что хоть ты не возвращайся. Но потом меня снова вызвали к начальнику милиции. Опять угрозы, никуда не выходить. И мне показали составленный на меня протокол за какие-то наклейки, найденные в городе. Тогда отработала последний рабочий день, но они этого не знали», – вспоминает Алена.

До ее бегства в Польшу оставались считанные часы.

«В то время детские визы были сделаны карте поляка моего мужа, а у меня уже была годовая гуманитарная виза. Но я продолжала тянуть, на что-то надеясь. А потом быстро собрались и утром поехали на границу. Там нервничали, потому что у пограничников были вопросы по моей визе, долго что-то выясняли, договаривались, но в итоге мы здесь. И вот уже неделю чувствую себя в безопасности», – говорит Алена Гулевич.

Женщина признается, что «не хотела бы надолго оставаться за границей и до сих пор даже не представляет, чем будет заниматься, кроме воспитания детей». Заявление на политическое убежище Гулевичи не подавали.

Алена Гулевич добавила, что попытки получить ответы от депутата Александра Левчука продолжаются и из Польши. Теперь о новых законопроектах, которые разрабатываются в Палате представителей. Активистка продолжает писать жалобы на незаконное задержание, обыски, изъятие мобильного телефона и угрозы.

«Я не успокоюсь», – говорит Елена Гулевич.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

378
20 апреля 2021 23:19

Умер последний из остававшихся в живых защитников Брестской крепости

Петр Котельников скончался в своей московской квартире на 91-м году жизни. Известно, что в последнее время у ветерана выявили онкологическое заболевание.

77
16 апреля 2021 13:29
1 854
15 апреля 2021 20:26

«Когда увидел еду в СИЗО – объявил голодовку». История политзаключенного-вегана из Дрогичинского района

Сергей Солоха - индивидуальный предприниматель, владелец личного подсобного хозяйства по выращиванию ягод в Дрогичинском районе.

1 531
12 апреля 2021 21:18

Семь ивацевичских красавиц участвовали в конкурсе “Мисс весна”

Каждую отметило жюри, а победительница конкурса будет участвовать в областном этапе.