Как последняя попытка вернуть власть КПСС обернулась «праздником непослушания»

10:03 19 августа 2021 397
ОБСУДИТЬ

Ровно тридцать лет назад, 18 августа 1991 года, в Москве грянул ГКЧП. Одним из символов последнего советского переворота стало «Лебединое озеро» на экранах ТВ. Эх, знал бы Петр Ильич Чайковский, для чего горе-пропагандисты будут использовать сей шедевр музыкальной классики, может и не писал бы…

Помнится, в те дни автор этих строк приехал в санаторий, навестить родственников, с которыми мы играли в настольный теннис. Успели сыграть партию, и тут понеслось:

«В Москве переворот, Горбачева свергли, власть захватил какой-то ГКЧП».

Пресс-конференция ГКЧП в МИД СССР, 19 августа 1991

У кого были с собой приемники типа «Волна», ловившие западные голоса, тут же стали крутить настройки. В безинтернетную эпоху, понятное дело, никаких других источников информации быть не могло.

Помню взволнованные лица местных отдыхающих, многие из которых не понимали, что происходит, но словно опасались чего-то страшного. Впрочем, ближе к обеду ситуация стала понемногу проясняться. Может, «голоса» сработали, может, какие иные каналы, но люди вокруг заметно оживились. А в середине дня теннисный турнир уже продолжался, как ни в чем не бывало.

Балет «Лебединое Озеро», именно его показывали по государственным каналам во время ГКЧП

И лишь изредка кто-то из вновь прибывших задавал остальной компании вопрос, будто мимиходом, не отрывая глаз от шарика над столом: «Ну как там переворот?». Словно хотел напомнить о главном политическом событии, происходящем за 1000 км от жарких «ракетных» баталий…

Для проигравших членов ГКЧП путч, как известно, закончился тюрьмой. Победило руководство РСФСР во главе с Ельциным. Победило во многом благодаря поддержке граждан России, в первую очередь в Москве и крупных городах, а также многих элит национальных республик. Белорусская элита, если она была тогда, стала скорее исключением…

Какие цели продекларировали организаторы переворота? Интернет позволяет нам в два клика отыскать полный текст обращения ГКЧП к советскому народу. Однако никакой конкретики, кроме описания наступившей тогда кризисной ситуации, он, по сути, не содержит. Насколько серьезны были намерения восьмерки комитетчиков? Этот вопрос до сих пор остается дискуссионным и будет, судя по всему, еще долго оставаться таковым. Однако факт из истории не выкинуть.

Выступив «против экстремистских сил, взявших курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой», инициаторы путча всему вышеперечисленному максимально и поспособствовали. Как говорят, за что боролись, на то и напоролись.

Так или иначе, несостоявшаяся «антиперестройка» открыла последний шлюз для окончательного оформления государственности 15 «братьев» и «сестер». Как тогда говорили, вовсю бушевал «парад суверенитетов».

25 августа, через три дня после провала путча, в Минске состоялась внеочередная сессия Верховного совета БССР, созванная по требованию депутатов от оппозиционной фракции Белорусского народного фронта (БНФ). Именно в ходе этой сессии принятая годом раньше Декларация о государственном суверенитете Беларуси получила статус конституционного закона. Страна надеялась на перемены. Вот как вспоминал об этом депутат парламента, ныне полковник в запасе брестчанин Виктор Федоренко:

«В дни т.наз. путча я находился в Литве. Настроения там уже были такие, что никто не верил, что это всерьез и надолго. Мол, пошумят, покричат, и на этом все закончится. Руководство литовской компартии, правда, признало ГКЧП, но кто же ему подчинялся?  Народ активно выходил на митинги и требовал «долой хунту». Такой, я бы сказал, праздник непослушания был по всей Литве, да и в других прибалтийских республиках. Когда я вернулся, на площади Ленина в Минске уже гудели многотысячные митинги. Их участники под бело-красно-белыми знаменами выдвигали политические лозунги. Во всех областях открывались независимые белорусскоязычные издания. Видимо, действительно сдвинулось тогда что-то в сознании освобождающегося от страха общества. Потому решение Верховного Совета о придании «Декларации о суверенитете» конституционного статуса было вполне логичным и принималось почти единогласно. Так начинался процесс создания новой Конституции – первой в истории независимой Беларуси».

Митинг в Минске, август 1991

До распада советской империи оставалось четыре месяца. Однако в белорусской реальности 1991-го, в которой на момент начала путча еще рулила коммунистическая партия с ее бесчисленными постановлениями «о дальнейшем развитии», добровольную отставку Михаила Горбачева и распад СССР могли предсказать только самые отчаянные фантазеры. Говорят, что тогда, в начале 90-ых, демократических реформ ожидала лишь сознательная, готовая на жертвы интеллигенция.

Действительно, большинству белорусов было совсем не до демократии – за горло брали бытовые неурядицы. Павловская денежная реформа 1991 года обесценила доходы населения, резко взвинтила цены. Полки магазинов даже в городах опустели, на покупку товаров введены талоны, но и это не спасало от тотального дефицита.

Когда после 21 августа советские республики стали одна за другой объявлять о своей независимости от центра, а КПСС запретили указом Ельцина, других вариантов в Минке уже не представляли. Так вчерашняя партноменклатура, которая и шагу не могла ступить без оглядки на Москву, быстро переобулась в сторонников белорусской государственности. Из вузовской учебной программы (я тогда учился на истфаке) исчезла одна дисциплина – история КПСС.

«Современная демократия базируется на представительстве интересов различных групп населения в парламентских институтах и согласовании этих интересов посредством компромиссов. Но если сами интересы еще не оформились и не структурировались, если народ представляет собой атомизированную массу, а в политической элите нет согласия относительно исторического вектора развития страны, то демократия либо свертывается (чем быстрее, тем богаче культурная почва для возрождения авторитарного идеала), либо трансформируется в персонификацию народного представительства, его воплощение в одном лице».

Эту замечательную цитату я позаимствовал из книги «История России: конец или новое начало?» трех российских авторов – историка Александра Ахиезера, политолога Игоря Клямкина и культуролога Игоря Яковенко. Злые языки утверждают, что история имеет свойство повторяться – то в виде трагедии, то в виде фарса.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

ЧИТАТЬ ЕЩЕ МНЕНИЯ

623
05 июля 2021 18:29

Арест за благодарность. Почему власть уходит в отрыв от народа?

В суматохе праздничных торжеств, которые в Бресте, к слову, носили дежурный характер, жители областного центра все же обсуждали независимость. Так сложилось, что основные летние гуляния традиционно приходятся на день города, который обычно выпадает на первый выходной после Дня освобождения 28 июля. Автор, как обычно, старался вычленить полярные точки зрения. Впрочем, полярность на сей раз вышла […]

2 990
28 июня 2021 22:04

Как гаишнику сорвать джекпот

Недавно в одном из судов Брестской области сотрудник милиции рассказывал, что выявлено около сотни граждан, которые оставили оскорбительные комментарии про него. А ведь на этом можно неплохо заработать. Суд Барановичского района и г. Барановичи рассмотрел уголовное дело в отношении мужчины 1989 г.р. по статье 369 УК РБ («Оскорбление представителя власти»). В своем «посте», размещенном год […]

566
28 июня 2021 17:18

«Железный занавес» в стране со «стальными яйцами»

В прошедшие выходные проходил по торговых рядам на рынке и услышал разговор брестчан, как говорится «о политике и закромах».  «А, ну, их с этими санкциями. Все уши прожужжали. Они что думают, месяц-другой подушат санкциями, и народ в Беларуси проснется и пойдет штурмовать резиденцию? А этим, которые в Дроздах, санкции до фонаря. Они как жили себе […]

470
22 июня 2021 12:57

Последние события в стране смутно напоминают популярное телешоу «Где логика?»

Никогда такого не было, и вот опять… Евросоюз утвердил четвертый пакет санкций против 78 физических и 8 юридических лиц Беларуси. Ограничительные меры ЕС в отношении нашей страны теперь распространяются в общей сложности на 166 человек и 15 организаций. Их активы будут заморожены, а гражданам и компаниям Евросоюза запрещается предоставлять им средства. Физлицам также запрещен въезд […]